Главная - Уголовное право - Судебная практика уголовных дел о незаконной перевозке оружия авиатранспортом

Судебная практика уголовных дел о незаконной перевозке оружия авиатранспортом

Постановление № 22-1805/2013 22-36/2014 от 21 января 2014 г. по делу № 22-1805/2013


(т.

1 л.д. 38, 39, 67, 69), протоколы оперативного наблюдения от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым ДД.ММ.ГГГГ ФИО71 после того, как сходил на территорию СТО, а ДД.ММ.ГГГГ после обмена чем-то с мужчиной возле его дома, добровольно выдал патроны, пояснив, что приобрел их у ФИО72 (т. 1 л.д. 47, 78), и другие указанные судом в приговоре.Материалы проверочной закупки получены и предоставлены органам следствия в соответствии с требованиями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», что подтверждается постановлениями о проведении проверочных закупок от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 30, 59), постановлениями о рассекречивании результатов ОРМ (т.

3 л.д. 81-83) и постановлением о предоставлении материалов ОРД органам дознания (т.

1 л.д. 28-58), отвечают требованиям допустимости, проверены судом в условиях судебного разбирательства, фактические данные, отраженные в них, подтвердили лица, участвующие в их проведении.

Выдача и упаковка приобретенных в ходе «проверочных закупок» боеприпасов произведена в присутствии приглашенных граждан.Утверждение осужденного о незаконности постановлений о проведении проверочных закупок от ДД.ММ.ГГГГ, в связи с их утверждением ненадлежащими должностными лицами, которые не занимали указанные в постановлениях, по его мнению, должности, а занимали другие руководящие должности, является голословным.Доводы жалобы об отсутствии в материалах ОРМ рапортов оперативного работника с обоснованием необходимости проведения проверочных закупок, указания начальника Абаканского ЛО МВД России о необходимости принятия участия сотрудника ФИО14 в проведении ОРМ, указаний в постановлениях о проведении проверочных закупок лица, привлекаемого в качестве закупщика боеприпасов, оснований проведения ОРМ, признаков конкретного состава преступления, отсутствие регистрации дежурной части на заявлении ФИО14 о его желании добровольно участвовать в проведении в проведении ОРМ, не основаны на законе и не свидетельствуют о недопустимости данных материалов ОРМ.Вопреки доводам защиты, не является основанием для признания недопустимым доказательством аудиозапись разговоров на CD-R дисках то обстоятельство, что голоса и речь согласно не могут быть идентифицированы.Вопреки доводам жалобы, закон не предусматривает в качестве повода для проведения ОРМ «проверочная закупка» только обращения граждан в органы полиции с заявлением о готовящемся преступлении.По мнению суда апелляционной инстанции, проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении осужденных отвечало задачам выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, предусмотренным ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Исследовав представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии провокации со стороны правоохранительных органов, подробно изложив мотивы принятого решения, оснований не согласиться с которым суд апелляционной инстанции не усматривает.

Выводы суда о том, что умысел Кокова В.Н. на сбыт боеприпасов сформировался не зависимо от действий сотрудников оперативных подразделений и иных лиц до проведения оперативно-розыскных мероприятий подтверждается изъятием у закупщика ФИО73 и осужденного Кокова В.Н.

значительного количества патронов, которые Коков В.Н. хранил в период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, не имея законного разрешения, в том числе в салоне своего автомобиля, показаниями свидетелей ФИО74, ФИО75, ФИО76, записями разговоров на диктофон, согласно которым Коков В.Н. действовал добровольно и самостоятельно, не имея какой-либо зависимости от сотрудников правоохранительных органов или иных лиц.

действовал добровольно и самостоятельно, не имея какой-либо зависимости от сотрудников правоохранительных органов или иных лиц. Необходимость проведения повторной проверочной закупки была обусловлена необходимостью установления источника приобретения боеприпасов и сообщников, что и послужило основанием для проведения повторной проверочной закупки, в результате чего было обнаружено и изъято еще 100 пригодных для производства выстрелов патронов. Указанные материалы ОРМ обоснованно в соответствии со ст.

, приняты судом первой инстанции в качестве доказательств.

Оснований признать материалы оперативно-розыскной деятельности недопустимыми доказательствами суд апелляционной инстанции не находит. Материалы оперативно- розыскных мероприятий согласуются с иными исследованными судом доказательствами.Из показаний свидетеля ФИО23 следует, что в конце июля 2012 года он заехал на СТО к Кокову, где познакомился с ФИО77 и ФИО78, ФИО79 попросил помочь с патронами 5,6 калибра, чтобы не возвращаться в , сказал, что они сотрудники полиции, потому им нечего бояться.

У него патронов не было, он попросил у Кокова В.Н., который сходил к своей машине, а затем передал ФИО80 пачку патронов.

Из показаний свидетеля ФИО24 следует, что он видел в конце июля 2012 года на СТО, как ФИО81 знакомил ФИО82 с Коковым В.Н. Вопреки доводам осужденного, суд привел в приговоре и дал анализ не только показаниям свидетелей «ФИО83» и «ФИО84», но и другим доказательствам, которые в совокупности подтверждают вину в причастности Кокова В.Н.
Вопреки доводам осужденного, суд привел в приговоре и дал анализ не только показаниям свидетелей «ФИО83» и «ФИО84», но и другим доказательствам, которые в совокупности подтверждают вину в причастности Кокова В.Н.

к незаконному сбыту боеприпасов ДД.ММ.ГГГГ. Наличие однородного вещества на денежной купюре достоинством 500 рублей и фрагментах смывов рук Кокова В.Н. установлено на основании заключения судебной химической экспертизы, выявившей вещество, однородное по компонентному составу и цвету люминесценции (т.

1 л.д. 189-190). Согласно заключениям эксперта № 241, 311, 312, представленные на исследование 39, 50, 50 патронов относятся к категории боеприпасов кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм.

к нарезному спортивно-охотничьему оружию, 38, 50, 50 патронов пригодны для производства выстрелов. Один патрон для производства выстрелов не пригоден.

(т. 1 л.д. 166-167, 220-221, 212-213).Указанные экспертные заключения получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, выводы экспертов мотивированы и основаны на проведенных исследованиях, не вызывают сомнений у суда апелляционной инстанции.

Действия экспертов при производстве баллистических экспертиз, связанные, по мнению осужденного, полное или частичное уничтожение либо изменение внешнего вида или основных свойств патронов без разрешения следователя, не являются основанием для признания заключений экспертов недопустимыми доказательствами, учитывая, что следователем перед экспертами был поставлены вопросы о пригодности исследованных патронов для производства выстрелов, а из показаний эксперта ФИО25 следует, что согласно методики проведения баллистической экспертизы боеприпасы на пригодность к выстрелу исследуются только двумя способами — путем экспериментальной стрельбы, если в распоряжении эксперта имеется технически исправное оружие, при отсутствии оружия нужного калибра и модели — путем разборки патрона, при этом второй способ не дает полной уверенности в результате исследования.Вопреки доводам осужденного, гильзы от патронов в соответствии с УПК РФ признаны вещественными доказательствами.Кроме того, суд обосновано в подтверждение вины осужденного сослался на протокол личного досмотра Кокова В.Н. от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у него изъята денежная купюра 500 рублей, которая ранее была вручена закупщику для осуществления «проверочной закупки»; картонная коробка с 50-ю патронами для охотничьего нарезного оружия калибра 5, 6 мм, сотовый телефон.

При этом Коков В.Н. в ходе досмотра пояснил, что 500 рублей он получил ДД.ММ.ГГГГ от ФИО85 за проданные патроны в количестве 50 штук (т. 1 л.д. 84).Доводы осужденного о недопустимости, как доказательства, протокола его личного досмотра от ДД.ММ.ГГГГ в связи с отсутствием предусмотренного Федеральным Законом «Об ОРД» такого вида оперативно-розыскного мероприятия, суд первой инстанции проверил и признал несостоятельными, верно сославшись на положения ч.1 ст.15 Федерального закона РФ «Об ОРД» и соответствие данного протокола требованиям ст.,. Проведение личного обыска при задержании лица предусмотрено также ст.Доводы осужденного о том, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении указана недействующая редакция Постановления Правительства РФ, которое действует в настоящее время в редакции от 04 сентября 2012 года № 882, не могут быть приняты во внимание, поскольку указанная редакция стала действовать после совершения преступления.Вопреки доводам жалобы, Кокову В.Н.

не инкриминировалось совершение им ранее действий по незаконному обороту боеприпасов, в связи с чем в материалах дела обоснованно не приведены конкретные сведения о сбыте им боеприпасов или подготовке к нему до проведения оперативно-розыскных мероприятий. Оценив в совокупности все исследованные доказательства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о доказанности вины Кокова В.Н. в совершении незаконного сбыта боеприпасов при установленных судом обстоятельствах.

Анализ приведенных в приговоре доказательств с достоверностью свидетельствует о том, что Коков В.Н., вопреки доводам жалобы, действовал с умыслом на сбыт боеприпасов, осуществив при этом зависящие от него действия, направленные на распространение патронов, которые затем были изъяты из незаконного оборота сотрудниками правоохранительных органов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в связи с чем, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что действия осужденного не были доведены до конца по не зависящим от осужденного обстоятельствам. В подтверждение причастности осужденного к незаконному хранению оружия и боеприпасов суд обоснованно сослался на исследованные в ходе судебного следствия показания свидетелей Кокова В.В., ФИО6, ФИО26, ФИО27, которые показали об обстоятельствах выдачи Коковым В.Н.

в ДД.ММ.ГГГГ у себя дома сотрудникам полиции ружья. В соответствии с протоколом обыска по месту жительства Кокова В.Н.

по адресу , в его присутствии и в присутствии понятых, проведен обыск, в ходе которого Коковым В.Н. были добровольно выданы и изъяты ружье и 2 патрона калибра 5,6 мм.

(т. 1 л.д. 132-136, 137, 138-139).Согласно заключению эксперта № 274 представленные на исследование два патрона являются боеприпасами кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм. к нарезному спортивно-охотничьему оружию, пригодны для производства выстрелов; оружие является огнестрельным нарезным охотничьим однозарядным карабином , предназначен для стрельбы спортивно-охотничьими патронами калибра 5,6 мм., изготовлен заводским способом, для стрельбы пригоден.

(т. 1 л.д. 171-173).Доводы о недопустимости как доказательства протокола обыска ДД.ММ.ГГГГ в виду неуказания в протоколе всех присутствующих при этом лиц, и отсутствием в протоколе описания индивидуальных признаков изъятого оружия и патронов, написания им заявления о согласии на проведение обыска без участия адвоката под психологическим давлением сотрудников полиции, были проверены судом первой инстанции и мотивированно признаны несостоятельными. При этом суд первой инстанции правильно указал, что законность производства обыска в жилище Кокова В.Н. ранее была проверена судом, производство обыска признано законным.

Обязанность указания в протоколе обыска в жилище всех лиц, проживающих по адресу проведения следственного действия, законодательством не предусмотрена. В протоколе обыска указан Коков В.Н., а также иные лица, имеющие процессуальный статус — дознаватель, инспектор-кинолог, понятые. Факт личного участия при производстве обыска в жилище Коков В.Н.

не отрицал, что подтверждают участвовавшие при проведении обыска и допрошенные судом понятые ФИО86 и ФИО87. Вопреки доводам осужденного Коков В.Н., при производстве данного следственного действия и после его производства он не заявлял об оказании на него психологического воздействия сотрудниками полиции при даче письменного согласия на проведение обыска, возражений против проведения обыска не высказывал.

Неотражение в протоколе обыска всех индивидуальных признаков изъятого оружия и патронов, при том, что данные предметы были упакованы надлежащим образом с участием понятых, а впоследствии осмотрены с соблюдением требований УПК РФ, не свидетельствует о недопустимости данного протокола обыска.

Вопреки доводам осужденного о том, что следственное действие — обыск был вызван не целью обнаружения оружия и боеприпасов, а их изъятием, не имеет значения для оценки данного доказательства, как допустимого.Доводы осужденного о добровольности выдачи им 50 патронов, огнестрельного оружия с патронами до производства соответственно личного обыска и обыска в его жилище, и необходимости освобождения его от уголовной ответственности судом первой инстанции проверены, мотивированно признаны несостоятельными.При этом суд верно исходил из того, что обстоятельства добровольной сдачи оружия и патронов Коковым В.Н.

Вопреки доводам осужденного о том, что следственное действие — обыск был вызван не целью обнаружения оружия и боеприпасов, а их изъятием, не имеет значения для оценки данного доказательства, как допустимого.Доводы осужденного о добровольности выдачи им 50 патронов, огнестрельного оружия с патронами до производства соответственно личного обыска и обыска в его жилище, и необходимости освобождения его от уголовной ответственности судом первой инстанции проверены, мотивированно признаны несостоятельными.При этом суд верно исходил из того, что обстоятельства добровольной сдачи оружия и патронов Коковым В.Н. при наличии у него возможности его дальнейшего хранения не нашло своего подтверждения, а в соответствии с примечанием к ст. Уголовного кодекса Российской Федерации не может признаваться добровольной сдачей указанных предметов их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.Суд первой инстанции правильно указал, что сведений о том, что Коков В.Н.

сообщил сотрудникам полиции о наличии у него дома незаконно хранившегося оружия до принятия дознавателем решения о проведении обыска в случаях, не терпящих отлагательства, материалы уголовного дела не содержат, и при этом учел наличие у Кокова В.Н. времени и возможности для добровольной фактической выдачи найденного оружия и боеприпасов сотрудникам полиции ДД.ММ.ГГГГ, а также обстоятельства выдачи оружия, находившегося согласно протоколу обыска и показаниям свидетелей ФИО88, ФИО89, ФИО90, Кокова В.В. под кроватью в спальной комнате, что не является тайником, обеспечивающим возможность его сохранности и неотыскания при обыске, и пришел к правильному выводу об отсутствии у Кокова В.Н.

возможности по дальнейшему беспрепятственному хранению оружия и патронов.

Утверждение Кокова В.Н. в суде о том, что он нашел ружье и патроны за два дня до его выдачи ДД.ММ.ГГГГ сотрудникам полиции и не успел ранее сдать найденное в полицию, не является основанием для его освобождения от уголовной ответственности за хранение огнестрельного оружия и боеприпасов. При этом суд апелляционной инстанции исходит из установленных судом первой инстанции обстоятельств, подтвержденных показаниями свидетелей о том, что Коков В.Н.

в последующее после обнаружения огнестрельного оружия и патронов время занимался своей обычной деятельностью, в том числе ДД.ММ.ГГГГ находился на СТО, откуда мог в любое время уехать по другим делам, например, домой за патронами для дальнейшей передачи их ФИО91.Как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, вину в отношении инкриминируемых ему преступлений Коков В.Н. не признавал, им не было заявлено отводов председательствующему судье.

При таких обстоятельствах установление наличия или отсутствия разговора с супругой осужденного (ФИО6) лица, по утверждению осужденного, работающего судьей , по вопросу необходимости признания им вины в суде, не относится к событию инкриминируемых преступлений и предмету доказывания по данному уголовному делу, в связи с чем необходимости в допросе по данному вопросу свидетеля ФИО6 судом апелляционной инстанции не усматривается.Вопреки утверждению осужденного и его защитника о том, что перед допросом свидетелю ФИО7 в телефоном разговоре, начальник СО ОМВД России по ФИО8 указал, чтобы он не опознавал ФИО92, что тот и сделал, из протокола судебного заседания следует, что данный свидетель показал в суде о том, что присутствующий в судебном заседании ФИО14 похож на человека, которого он видел на свалке просившим у Кокова В.Н. патроны, но достоверно утверждать об этом, он не может, поскольку прошло много времени.

При таких обстоятельствах необходимости в возобновлении судебного следствия после высказывания подсудимым последнего слова, а, следовательно, нарушений требований ст., вопреки доводам защитника, не усматривается.По мнению суда апелляционной инстанции, обстоятельства по делу судом первой инстанции исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке и проверены в условиях судебного разбирательства.Заявленные сторонами ходатайства разрешались в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Как следует из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств.

Суд правильно квалифицировал действия Кокова В.Н. по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 222, как покушение на незаконный сбыт боеприпасов, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, а также по ч. 1 ст. , как незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Однако, признав виновным Кокова В.Н. за незаконное приобретение им огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное им ДД.ММ.ГГГГ, суд первой инстанции не принял во внимание, что органы предварительного следствия инкриминировали Кокову В.Н. совершение им незаконного приобретения огнестрельного оружия и боеприпасов ДД.ММ.ГГГГ.

В соответствии со ст. судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения в судебном заседании допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Исходя из данного положения Закона, суду первой инстанции следовало принять в данной части соответствующее решение с учетом того, что органами предварительного следствия и стороной обвинения не представлено доказательств совершения незаконного приобретения Коковым В.Н. ДД.ММ.ГГГГ. Осуждение же Кокова В.Н.

за совершение ДД.ММ.ГГГГ незаконного приобретения огнестрельного оружия и боеприпасов, что ему не инкриминировалось органом предварительного следствия, свидетельствует о нарушении права подсудимого Кокова В.Н.

на защиту. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о необходимости исключить из приговора осуждение Кокова В.Н. за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов.

При назначении наказания Кокову В.Н. суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории средней тяжести, влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данные о его личности, занимающегося предпринимательской деятельностью, положительно характеризующегося, его семейное положение, наличие двоих взрослых сыновей, его состояние здоровья.При отсутствии отягчающих наказание обстоятельств в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд первой инстанции обоснованно признал активное способствование раскрытию и расследованию преступления, выразившееся в добровольной выдаче оружия и боеприпасов, возраст и состояние здоровья, привлечение к уголовной ответственности впервые, признание им фактов передачи ДД.ММ.ГГГГ ФИО14 патронов, а также хранения найденного им ружья и патронов.Выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для применения в отношении Кокова В.Н. положений ст. являются правильными, поскольку каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью подсудимого, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности, не установлено.

Обоснованным является также вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для изменения Кокову В.Н. в соответствии с ч. 6 ст. категории преступлений на менее тяжкую.Правильным является мотивированный вывод суда первой инстанции о назначении Кокову В.Н. наказания в виде ограничения свободы.

Вместе с тем в связи выводом суда апелляционной инстанции об исключении из приговора осуждения Кокова В.Н. за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов, наказание, назначенное Кокову В.Н.

по ч.1 ст., подлежит снижению. Данное обстоятельство влечет необходимость снижения наказания, назначенного по совокупности преступлений на основании ч.2 ст., что является невозможным без применения принципа поглощения менее строгого наказания более строгим.

Поэтому суд апелляционной инстанции приходит к выводу о необходимости применить данный принцип вместо принципа частичного сложения наказаний, который был применен судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах приговор подлежит изменению.Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом не допущено. На основании изложенного, руководствуясь ст. , , , , суд апелляционной инстанцииПОСТАНОВИЛ:приговор Аскизского районного суда Республики Хакасия от 05 ноября 2013 года в отношении Кокова В.Н.
, , , , суд апелляционной инстанцииПОСТАНОВИЛ:приговор Аскизского районного суда Республики Хакасия от 05 ноября 2013 года в отношении Кокова В.Н. изменить:- исключить из приговора осуждение за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов,- снизить назначенное по ч.1 ст.,- считать Кокова В.Н.

осужденным по ч. 3 ст. ч. 1 ст.

, ч. 1 ст. , на основании ч. 2 ст. по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим .В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения.Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке.

Председательствующий:Верховный Суд Республики Хакасия (Республика Хакасия) Коков В.Н.

Рябова Ольга Михайловна (судья) Судебная практика по применению нормы ст. 74 УПК РФ

Статья 222 УК РФ. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов.

1.

Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему) -наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.3.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев либо без такового.4.

Незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, -наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового.Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

Не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье, а также в статьях 222.1, 223 и 223.1 настоящего Кодекса, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Приговор № 1-114/2016 от 9 сентября 2016 г. по делу № 1-114/2016

, где незаконно хранил взрывчатые вещества до момента производства обыска ДД.ММ.ГГГГ, в нарушении требований, установленных Федеральным законом «Об оружии» № 150 – ФЗ от 13.12.1996 г. в четырёх разных емкостях.По заключению химической (взрыво-технической) экспертизы обнаруженные и изъятые в ходе обыска вещества являются : вещество 1 – изготовленным промышленным способом бездымным одноосновным нитроцеллюлозным порохом марки «Сокол» ( либо его аналогом) массой 91,6 гр.; вещества №№ 2, 3 – изготовленными промышленным способом бездымными сферическими двухосновными нитроглицериновыми порохами, наиболее вероятно, марки «Барс», массой 112,2 грамма и 190,2 грамма соответственно; вещество № 4 – смесью изготовленных промышленным способом бездымного одноосновного нитроцеллюлозного пороха марки «Сокол» (либо его аналога), бездымного сферического двухосновного нитроглицеринового пороха, наиболее вероятно, марки «Барс» и дымного пороха массой 23,4 грамма.

Бездымные и дымные пороха являются взрывчатыми веществами метательного действия, предназначены для снаряжения патронов к огнестрельному оружию.

Дымные пороха, кроме того, применяются для снаряжения различных сигнальных и имитационных средств, а также средств передачи огневого импульса, например, огнепроводных шнуров. Представленная смесь порохов изготовлена самодельным способом и является взрывчатым веществом метательного действия. Представленные бездымные пороха и смесь порохов пригодны для производства взрыва.

Подсудимый Слободчиков А.М. вину признал, суду рассказал, что его дядя ФИО1 был охотником, имел ружьё, патроны, разные принадлежности к охоте, хотел, чтобы он тоже приобщился к этому занятию. В 2012 году дядя серьёзно заболел, когда он его навещал, он просил его взять его охотничьи принадлежности себе. ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 умер. Примерно осенью 2013 года он помогал своей бабушке ФИО2 прибираться в доме дяди, освободить его от всех ненужных предметов, чтобы продать дом.

Они нашли ружьё, патроны, банки с порохом, всё это он забрал к себе домой в . На нескольких банках было написано – порох. Он ничем из взятого у дяди не пользовался, порох не пересыпал в другие ёмкости, не смешивал.

Понимал, что все эти предметы незаконно у него находятся, но не придавал этому значение. При обыске он дома не находился, все предметы, включая порох, были обнаружены в его доме, вину признаёт.Суд исследовал по делу следующие доказательства.Свидетель ФИО2 сообщила суду, что является бабушкой Слободчикова А.М., ФИО1 был её сыном, умер ДД.ММ.ГГГГ.

При обыске он дома не находился, все предметы, включая порох, были обнаружены в его доме, вину признаёт.Суд исследовал по делу следующие доказательства.Свидетель ФИО2 сообщила суду, что является бабушкой Слободчикова А.М., ФИО1 был её сыном, умер ДД.ММ.ГГГГ. ФИО1 был охотником, имел охотничье оружие и боеприпасы к нему. ФИО1 неоднократно говорил Слободчикову А.М., чтобы после его смерти он забрал себе все охотничьи принадлежности.

Рекомендуем прочесть:  Чернобыльское удостоверение закон

Она с сыном не жила вместе, поэтому конкретно, что это были за вещи, она не знает. После смерти ФИО1 в 2013 году они со Слободчиковым А.М. прибирались в доме, чтобы продать его.

Нашли охотничье ружье, принадлежащее ФИО1, другие предметы для охоты. Она сказала Слободчикову, пусть забирает себе, он забрал.

Свидетель ФИО3 рассказала в суде, что на протяжении семи лет проживает со Слободчиковым А.М. в её квартире, по адресу: . У Слободчикова А.М. был дядя, ФИО1, проживавший по соседству с ними по .

ФИО1 был охотником, имел разрешение на охотничье оружие и боеприпасы к нему, и еще при своей жизни обещал передать по наследству свое ружье и боеприпасы Слободчикову. После смерти ФИО1, Слободчиков нашел в доме ФИО1, и принес к ним в квартиру ружье, а также порох, патроны 16 калибра, дробь, картечь и иные вещи для охоты в пакетах. Всё хранилось в шкафу и серванте.

Она ничего не трогала. ДД.ММ.ГГГГ пришли к ним сотрудники полиции, в ходе обыска, боеприпасы и порох изъяли сотрудники полиции.Свидетель ФИО4 дала показания (л.д. 122-123) о том, что её сын, Слободчиков А.М. на протяжении последних 7 – 8 лет проживает со своей сожительницей ФИО5, по адресу: В 2012 году скончался её брат, ФИО1, проживавший по адресу: .

ФИО1 был охотником, дома у него находились ружье, патроны, порох.

Перед смертью брат завещал свое ружье, и все что к нему прилагается, Слободчикову А.М. После разговора с ФИО5 ей стало известно, что из их жилища сотрудники полиции изъяли патроны, порох и другие предметы, ранее принадлежавшие её покойному брату.Свидетель ФИО6 (л.д.

119-121) в своих показаниях сообщила, что проживает с мужем по соседству со Слободчиковым и его сожительницей.ДД.ММ.ГГГГ в квартире Слободчикова проводили обыск, её с мужем пригласили участвовать понятыми. В ходе обыска в квартире в антресоли мебельной стенки сотрудниками полиции были найдены коробки с патронами 16 калибра, дробь, баночки металлические и пластиковые с порошками серого цвета. Ещё до обыска она знала, что ранее у Слободчикова был дядя ФИО1, который при жизни говорил Слободчикову А.М.

забрать себе после его смерти принадлежавшие ФИО1 ружьё, боеприпасы. Слободчиков после смерти дяди всё охотничье снаряжение забрал себе.

Суд исследовал письменные материалы дела.Согласно рапорта следователя СО М МВД России «Кушвинский», ФИО7, КУСП № от ДД.ММ.ГГГГ на л.д.

53 ДД.ММ.ГГГГ, в ходе следствия по уголовному делу № в жилище Слободчикова А.М., по адресу: проведен обыск, в ходе которого, среди прочего изъяты патроны 16 калибра, порошок серого цвета, внешне напоминающий порох;Из протокола обыска от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 62-63 следует, что в жилище Слободчикова А.М., по адресу: были обнаружены и изъяты четыре емкости, с порошкообразным веществом серого цвета, две из которых имеют соответствующие наклейки с надписью «Порох»; Постановлением суда производство обыска было признано законным л.д.

66-67.По заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ на л.д.

94-98 на экспертизу представлены четыре емкости, в которых находятся:- вещество № – изготовленный промышленным способом бездымный одноосновный нитроцеллюлозный порох марки «Сокол», либо его аналог, общая масса которого при первоначальном криминалистическом исследовании составила 91,6 грамма;- вещества №№,3 изготовленные промышленным способом бездымные сферические двухосновные нитроглицериновые пороха, наиболее вероятно, марки «Барс», общая масса которого при первоначальном криминалистическом исследовании составила 112,2 грамма и 190,2 грамма соответственно;- вещество № – смесь изготовленных промышленным способом бездымного одноосновного нитроцеллюлозного пороха марки «Сокол» (либо его аналога), бездымного сферического двухосновного нитроглицеринового пороха, наиболее вероятно, марки «Барс» и дымного пороха и массой 23,4 грамма.Бездымные и дымные пороха являются взрывчатыми веществами метательного действия, предназначены для снаряжения патронов к огнестрельному оружию. Дымные пороха, кроме того, применяются для снаряжения различных сигнальных и имитационных средств, а также средств передачи огневого импульса, например, огнепроводных шнуров.Представленная смесь порохов изготовлена самодельным способом и является взрывчатым веществом метательного действия.Представленные бездымные пороха и смесь порохов пригодны для производства взрыва.В протоколе осмотра, иллюстрациях к нему на л.д.

102 -105 описаны порох в четырех емкостях, на двух из них имеется надпись порох «Сокол», порох «Барс».Согласно справке инспектора ЛЛР ФИО8 на л.д.

133 Слободчиков А.М. лицензий на приобретение гражданского оружия не приобретал, владельцем гражданского оружия не является, на учете в лицензионно-разрешительной системе не состоял, зарегистрированного оружия за ним не числится.Органами следствия Слободчикову А.М.

предъявлено обвинение в незаконном приобретении, ношении, хранении взрывчатых веществ, действия Слободчикова А.М. квалифицированы по ст. ч.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.В судебном заседании государственный обвинитель ст.

помощник прокурора Ширяев А.Ю., поддерживая обвинение по данной статье УК РФ, просил исключить из предъявленного обвинения действия Слободчикова А.М. — ношение взрывчатых веществ, поскольку обстоятельства ношения взрывчатых веществ не установлены в ходе расследования и их описания нет в обвинительном заключении. Согласно п.11 постановления Пленума Верховного суда РФ от 12.03.2002 года № 5

«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»

под незаконным ношением взрывчатых веществ следует понимать нахождение их в одежде, или непосредственно на теле, а равно переноску в сумке, портфеле и т.п.

предметах. Вместе с тем в обвинительном заключении нет описания времени, способа незаконного ношения, нет указания на наличие умысла подсудимого на совершение незаконного ношения взрывчатых веществ. Указано, что подсудимый, приобретя в 2013 году порох, перенёс этот порох с одного места на другое, имея умысел на незаконное хранение.

При таких обстоятельствах вменение Слободчикову А.М.

ношения взрывчатых веществ является излишним и необоснованным.В соответствии со ст. Уголовного процессуального кодекса РФ — если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой ст.24 или части первой ст.

пунктов 1 и Уголовного процессуального кодекса РФ.Учитывая позицию обвинения, представленные доказательства, суд приходит к выводу об обоснованности вывода о том, что обвинение Слободчикову А.М.

в незаконном ношении взрывчатых веществ органами предварительным следствием не предъявлено, и подлежит исключению из обвинения, квалификация действий подсудимого при этом не меняется.Исследовав доказательства в их совокупности, дав им оценку, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимого в незаконном приобретении и незаконном хранении взрывчатых веществ.

Слободчиков А.М. осенью 2013 года незаконно приобрёл взрывчатые вещества, незаконно хранил их у себя в жилище до момента их обнаружения в ходе обыска сотрудниками полиции ДД.ММ.ГГГГ.Действия Слободчикова А.М. надлежит правильно квалифицировать по ст. ч.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.Судом изучены доводы защиты о том, что действия Слободчикова А.М.

по событиям приобретения им взрывчатых веществ не могут быть квалифицированы по ст. ч.1 УК РФ, поскольку данная статья введена в УК РФ в ноябре 2014 года, то есть после приобретения Слободчиковым взрывчатых веществ.

Ранее действующая ст. ч.1 УК РФ предусматривала уголовную ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов( за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему).

Гражданские пороха не являются боеприпасами к оружию, ответственность за хранение гражданских порохов наступает с ноября 2014 года. Защита считает обоснованной вину Слободчикова А.М.

только в хранении взрывчатых веществ. Суд не находит оснований для исключения из обвинения Слободчикова его действий по незаконному приобретению взрывчатых веществ.

На момент совершения действий по незаконному приобретению Слободчиковым взрывчатых веществ действовала ст.

ч. 1 УК РФ, в которой так же предусматривалась уголовная ответственность за незаконное приобретение взрывчатых веществ.Незаконные приобретение и хранение взрывчатых веществ в течение всего 2013 года и вплоть до настоящего времени являются уголовно наказуемым деянием. Статья , вступившая в действие с 6 декабря 2014 года, лишь выделила незаконные приобретение и хранение пороха в отдельные от огнестрельного оружия и боеприпасов составы преступлений.С учетом того, что органами предварительного следствия Слободчиков А.М. обвинялся в совершении одного преступления, предусмотренного ч.

1 ст. , суд, рассматривая уголовное дело в пределах обвинения, квалифицирует продолжаемое деяние виновного одной этой нормой уголовного закона.При определении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности подсудимого.Слободчиков А.М. впервые совершил умышленное преступление средней тяжести. При определении наказания в соответствии с ч.2 ст.

Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признаёт признание вины и раскаяние в содеянном, отсутствие судимостей. Кроме того, по месту работы и жительства Слободчиков А.М. характеризуется положительно, на учете у психиатра и нарколога не состоит, к административной ответственности не привлекался.

Учитывая в совокупности перечисленные выше обстоятельства, суд приходит к выводу, что Слободчиков А.М.

опасность для общества не представляет, имеет постоянное место работы, жительства, семью, наказание ему избирается условно, с установлением испытательного срока, с возложением обязанностей, позволяющих контролировать его поведение.

Дополнительное наказания в виде штрафа является обязательным, для определения суммы штрафа суд учитывает перечисленные выше смягчающие обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, наличие заработка, семейное положение.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, в соответствии с которыми возможно применение ст.

Уголовного кодекса Российской Федерации суд не усматривает. С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не находит оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. Уголовного кодекса Российской Федерации.Гражданский иск по делу не заявлен.

Вещественные доказательства – ёмкости с порохом подлежат уничтожению.Руководствуясь ст.ст. 296-299, 303, 304, 308, 309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судП Р И Г О В О Р И Л:Слободчикова А.М.

признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.

Уголовного Кодекса Российской Федерации и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год, со штрафом в размере 5 000 рублей.В соответствии со ст. Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным, установить испытательный срок 1 год.Обязать осужденного не менять постоянного места жительства, работы, без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить при вступлении приговора в законную силу.Вещественные доказательства – 4 ёмкости с порохом подлежат уничтожению.Жалоба и представление на приговор могут быть поданы в апелляционном порядке сторонами в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

Жалоба и представление подаются в судебную коллегию по уголовным делам Свердловского областного суда через канцелярию Кушвинского городского суда.

Осужденный вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.Приговор изготовлен в совещательной комнате с использованием компьютера.Судья Кушвинскогогородского суда И.Н.КожевниковаКушвинский городской суд (Свердловская область) Слободлчиков А.М.

Обсуждения
Ответственность учащихся за ненормативную лексику

Нецензурная брань в школе какая ответственность Содержание...

Комментариев  0
Заявление инвалида об отказе от ипр образец

Заявление об отказе работника, являющегося инвалидом, от...

Комментариев  0
Сколько стоит поставить машину на учет в гаи 2021 березники

Оглавление:Постановка на учёт автомобиля в ГАИ в Березнике в 2021...

Комментариев  0

Консультация юриста

Информация

top