Главная - Другое - Анализ для донорства костного мозга

Анализ для донорства костного мозга

Анализ для донорства костного мозга

Вы можете стать донором, если:


• Вам от 18 до 45 лет • Ваш вес более 50 кг • У вас нет абсолютных противопоказаний (список ниже) Если вы не уверены в том, что состояние здоровья позволит вам при всем желании стать донором, обратитесь за консультацией к профильному врачу-специалисту. Для тех, кому здоровье не позволяет стать донором, есть другие способы . • Злокачественные новообразования • Болезни крови • Органические заболевания центральной нервной системы • Полное отсутствие слуха и речи • Психические заболевания • Наркомания, алкоголизм • Диффузные заболевания соединительной ткани • Лучевая болезнь • Болезни эндокринной системы в случае выраженного нарушения функций и обмена веществ • Остеомиелит острый и хронический • Оперативные вмешательства по поводу резекции органа (желудок, почка, желчный пузырь, селезенка, яичники, матка и пр.) и трансплантации органов и тканей • СПИД, носительство ВИЧ-инфекции • Сифилис, врожденный или приобретенный • Вирусные гепатиты, положительный результат исследования на маркеры вирусных гепатитов (HBsAg, Anti-HCV) • Туберкулез (все формы) • Бруцеллез • Сыпной тиф • Туляремия • Лепра • Эхинококкоз • Токсоплазмоз • Трипаносомоз • Филяриатоз • Ришта • Лейшманиоз • Гипертоническая болезнь 2–3-й степени • Ишемическая болезнь сердца • Атеросклероз, атеросклеротический кардиосклероз • Облитерирующий эндартериит, неспецифический аортоартериит, рецидивирующий тромбофлебит • Эндокардит, миокардит • Порок сердца • Бронхиальная астма • Бронхоэктатическая болезнь, эмфизема легких, обструктивный бронхит, диффузный пневмосклероз в стадии декомпенсации • Ахилический гастрит • Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки • Хронические заболевания печени, в том числе токсической природы и неясной этиологии • Калькулезный холецистит с повторяющимися приступами и явлениями холангита • Цирроз печени • Диффузные и очаговые поражения почек • Мочекаменная болезнь • Озена • Прочие острые и хронические тяжелые гнойно-воспалительные заболевания • Остаточные явления увеита (ирит, иридоциклит, хориоретинит) • Высокая миопия (6 диоптрий и более) • Трахома • Полная слепота • Распространенные заболевания кожи воспалительного и инфекционного характера • Генерализованный псориаз, эритродермия, экземы, пиодермия, сикоз, красная волчанка, пузырчатые дерматозы • Грибковые поражения кожи (микроспория, трихофития, фавус, эпидермофития) и внутренних органов (глубокие микозы) • Гнойничковые заболевания кожи, фурункулез

Не костный и не мозг

Сейчас мы все равно всем делаем, но просто люди ждут» (Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ, 16 июля 2018 года).

На самом деле. Рассчитать потребности в трансплантации костного мозга пока не представляется реальным: оценки специалистов могут различаться на порядок. По данным NCBI (National Center for Biological Information), в США ежегодно производятся примерно . Если экстраполировать эти данные на Россию, получится, что у нас должны ежегодно производиться примерно 9 тыс.

пересадок. «В Германии, на которую обычно ссылаются как на образец, учредители регистров – это государство в лице федеральной или местной власти, а во главе стоят известные медики. Потому что логистика донорства знакома только им. Регистры доноров должны существовать только совместно с трансплантационными центрами» (Борис Афанасьев, директор НИИ Детской гематологии, онкологии и трансплантологии имени Р.М.

Горбачевой, из интервью Русфонду, сентябрь 2018 года). На самом деле. Крупнейший в Германии Немецкий регистр доноров костного мозга (DKMS) основан в 1991 году Петером Харфом после смерти его жены от лейкемии. Петер Харф – экономист по образованию, параллельно с работой над регистром он руководил косметической компанией Coty.

Его дочь Катарина, тоже работавшая в сфере бизнеса, – создательница американского отделения фонда. Сейчас в DKMS больше 8 млн потенциальных доноров. Национальный регистр Германии, объединяющий данные всех донорских центров, создан Красным Крестом земли Баден-Вюртемберг – это общественная организация.

Старейший в Германии Регистр Штефана Морша (названный именем юноши, который болел раком крови, ему сделали трансплантацию, но он умер после операции) создали в 1986 году родители Штефана – Эмиль и Хилтруд. Эмиль до сих пор возглавляет эту организацию, а оперативным управлением в фонде занимается сестра Штефана Сюзанна. «В какие сроки вы планируете создать регистр?

– Наш единственный план – работать в этом направлении.

Но сказать, что это будет через два или три года, мы пока не можем. Зарубежные страны шли к своим регистрам десятки лет. Мы начали эту работу всего пять лет назад» (глава ФМБА Владимир Уйба, 8 июня 2017 года).

На самом деле. По мировым масштабам наполнение регистров костного мозга пока идет в России чрезвычайно медленно.

Например, немецкий DKMS за первый год своего существования сумел привлечь 68 тыс. потенциальных доноров. Сейчас DKMS работает на территории нескольких стран, но в те годы он ограничивался Германией.

«А вы знаете, что биологический материал собирается по всей стране, причем по разным этносам и людям, проживающим в разных географических точках Российской Федерации?

Вот вопрос: вот это зачем делают? Делают целенаправленно и профессионально. Мы – такой объект очень большого интереса…» (Владимир Путин, президент РФ, заседание Совета по правам человека, октябрь 2017 года).

На самом деле. Биологи считают, что создание этноспецифического оружия нереально (, Forbes; , Национальная служба новостей). Отличия русских от европейцев слишком малы и слабо сказываются на функционировании организма, чтобы создать специальную «инфекцию для русских».

110 млн жителей России – русские.

Материал для изучения их генотипа, если только поставить себе такую цель, легко найти за рубежом. В США больше 3 млн русских, в Канаде, Германии, Латвии – примерно по 500 тыс., в Бразилии – 200 тыс. А всего, по разным оценкам, русских за рубежом – от 20 до 30 млн.

Донорство костного мозга не имеет границ: в прошлом году больше 300 трансплантаций было произведено в России с использованием зарубежного донорского материала.

Логика всемирного сотрудничества в этой сфере предполагает, что страны не только пользуются международной базой, но и способствуют ее пополнению. Фото: Justyna Miszkiewicz/Welcomeimages

  1. 8-800-234-30-35 (звонок по России бесплатный),

Как стать донором костного мозга: десять шагов к цели

Донорство костного мозга во всем мире БЕЗВОЗМЕЗДНО, ДОБРОВОЛЬНО, АНОНИМНО Вам от 18 до 45 лет?

У вас не было серьезных заболеваний?

Вы готовы потратить время для спасения чьей-то жизни? Хотите присоединиться к регистру доноров костного мозга?

Но не знаете, как это сделать? 1. С 1 октября 2018 года любой доброволец, решивший стать потенциальным донором костного мозга, может сдать кровь на типирование в ближайшем медицинском офисе «Инвитро» или CMD. Если в вашем городе нет лабораторий «Инвитро» или CMD, ознакомьтесь со списком ближайших .

Если вашего города нет в списке, напишите письмо на .

Наши сотрудники свяжутся с вами и помогут организовать акцию по привлечению доноров в вашем регионе.

2. Вы подписываете соглашение о вступлении в регистр доноров костного мозга (кроветворных стволовых клеток). 3. Вы сдаете 4-9 мл крови для определения вашего HLA-фенотипа – набора генов, отвечающих за тканевую совместимость. 4. В лаборатории определяется ваш HLA-фенотип.

5. Вы в регистре, вы – потенциальный донор костного мозга.

Через какое-то время вы можете стать реальным донором, но можете и никогда им не стать. Это зависит от того, подойдет ли когда-нибудь ваш HLA-фенотип конкретному пациенту.

6. Вас попросят информировать сотрудников регистра о перемене места жительства, номера телефона, изменениях в состоянии здоровья.

7. Если клетки, совместимые с вашими, понадобятся конкретному пациенту, и вы подтвердите свое согласие стать донором, вам будет предложено приехать в клинику, где подробно расскажут о процедуре заготовки кроветворных стволовых клеток. Прежде чем стать реальным донором, вы пройдете полное медицинское обследование, цель которого – сделать забор клеток максимально безопасным. 8. Заготовка ваших кроветворных стволовых клеток может быть выполнена одним из выбранных вами способов.

– Непосредственно из костного мозга: проколов тазовую кость, у вас под наркозом возьмут небольшую часть костного мозга при помощи стерильного шприца; операция продлится около 30 минут; вы проведете в стационаре около двух дней; после операции вы будете испытывать болезненные ощущения, легко снимаемые таблетками от боли; ваш костный мозг полностью восстановится в срок от одной недели до одного месяца.

– Из периферической (венозной) крови: предварительно вам дадут препарат, «выгоняющий» кроветворные клетки из костного мозга в кровь; кровь возьмут из вены на одной руке, она пройдет через прибор, сепарирующий клетки, и вернется в вену на другой руке; вы проведете в кресле примерно пять-шесть часов, сможете при этом читать, смотреть телевизор; анестезия не требуется; ваши клетки полностью восстановятся в срок от одной недели до одного месяца. 9. По крайней мере два года ваш реципиент не будет знать, кто стал его донором.

10. Вы в любой момент можете без объяснения причин отказаться от своего намерения стать реальным донором.

Но, прежде чем откажетесь, вспомните о пациенте – генетическом «близнеце», с которым совпал ваш HLA-фенотип.

Как стать донором костного мозга

Карточки

Смотрите также Будьте здоровы: как трансплантируют костный мозг Рак крови — это один из самых распространённых видов рака, и от него не застрахован никто.

Более того, специалисты утверждают, что каждые 20 минут человек в России узнаёт, что болен раком крови. Вместе с тем рак крови — и один из самых излечимых, если пациенту возможна пересадка костного мозга, кроветворных клеток от «генетического близнеца». То есть от человека с таким же набором генов, которые отвечают за совместимость тканей.
То есть от человека с таким же набором генов, которые отвечают за совместимость тканей.

Евгений Ющенко 09:45, 13 марта 2020 Но вот только найти такого человека, чьи кроветворные клетки могли бы спасти больного лейкозом или лимфомой, порой очень непросто. Для этого по всему миру существуют специальные регистры.

В России это Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Он собирает по всей стране добровольцев, готовых спасти жизнь совершенно незнакомому человеку. Для неравнодушных горожан, которые хотели бы стать донорами костного мозга, «Новосибирские новости» подготовили пошаговую инструкцию.

Итак, что делать? Принять решение стать донором костного мозга Во многих случаях трансплантация костного мозга — это единственный шанс на спасение больного, страдающего онкогематологическим или наследственным заболеванием. Только 15-20% пациентов имеют потенциально совместимого родственного донора. Для всех остальных нужно искать неродственных доноров — в регистрах, где собраны генетические характеристики сотен тысяч людей.

В Национальном регистре доноров костного мозга США ―10 миллионов потенциальных доноров, в Германии ― 8 миллионов. В Российском регистре всего 95 тысяч потенциальных доноров.

По разным оценкам, нашей стране нужно хотя бы 500 тысяч добровольцев в Национальном регистре. Население России — 144 миллиона. Если хотя бы 1% населения станет донорами крови, в регистре будет 1 миллион 440 тысяч потенциальных доноров.

1% новосибирцев — это больше 15 тысяч человек.

Фото: Павел Комаров, nsknews.info Выяснить, нет ли у вас противопоказаний Стать донором костного мозга может любой желающий в возрасте от 18-ти до 45 лет и весом более 50 кг.

К абсолютным противопоказанием донорства относятся:

  1. Органические заболевания центральной нервной системы;
  2. Лучевая болезнь;
  3. Болезни крови;
  4. Оперативные вмешательства по поводу резекции органа (желудок, почка, желчный пузырь, селезёнка, яичники, матка и пр.) и трансплантации органов и тканей.
  5. Психические заболевания;
  6. Наркомания, алкоголизм;
  7. Диффузные заболевания соединительной ткани;
  8. Злокачественные новообразования;
  9. Болезни эндокринной системы в случае выраженного нарушения функций и обмена веществ;
  10. Остеомиелит острый и хронический;
  11. Полное отсутствие слуха и речи;

Не будем приводить здесь внушительный список всех противопоказаний — а их действительно довольно много, дело серьёзное: в их числе различные инфекционные, паразитарные, сердечно-сосудистые заболевания, болезни органов дыхания, пищеварения, печени и желчных путей, а также заболевания почек и мочевыводящих путей, ЛОР-органов, глазные и кожные болезни. Словом, самым верным решением будет, конечно, обратиться за консультацией к профильному врачу-специалисту.

Но если на этом этапе выяснится, что стать донором вам не позволяет здоровье, то есть и другой способ помочь развитию Национального регистра доноров костного мозга.

Дело в том, что определение фенотипа (об этом чуть позже) каждого нового потенциального донора обходится в 7 тысяч рублей. Но процедура для того, кто сдаёт кровь, бесплатна, и единственный источник поступления этих средств — это пожертвования неравнодушных людей.

Фото: Павел Комаров, nsknews.info Сдать кровь на типирование Прежде чем занести ваши данные в защищённую базу Национального регистра доноров костного мозга, необходимо выяснить состав ваших генов.

Лабораторным способом специалисты определят ваш HLA-фенотип, то есть набор генов, которые отвечают за тканевую совместимость.

Для этого вам потребуется сдать 4-9 мл крови. Но перед этим нужно будет подписать соглашение о вступлении в регистр доноров костного мозга или кроветворных клеток. Всё это можно сделать в ближайшем медицинском офисе «Инвитро».

Присоединиться к регистру доноров костного мозга Данные занесут в регистр после HLA-типирования. Возможно, однажды у вас найдётся генетический близнец; ваши данные совпадут с данными человека, который нуждается в трансплантации костного мозга.

Впрочем, вы можете так никогда и не стать реальным донором, ведь шансов найти генетического двойника — 1 на 10 000.

Но в этом и смысл регистра: чем больше в нём потенциальных доноров, тем больше вероятности найти нужного — и спасти пациента. Так что, став потенциальным донором, нужно будет не забывать сообщать сотрудникам регистра, если вы переедете, поменяете номер телефона или вдруг здоровье ваше ухудшится. А если звёзды сойдутся и обнаружится конкретный пациент с идентичным набором генов, то с вами свяжутся сотрудники регистра и пригласят стать реальным донором.
А если звёзды сойдутся и обнаружится конкретный пациент с идентичным набором генов, то с вами свяжутся сотрудники регистра и пригласят стать реальным донором.

Фото: Павел Комаров, nsknews.info Приготовиться стать реальным донором костного мозга Если клетки, совместимые с вашими, всё же понадобятся конкретному пациенту, и вы подтвердите своё согласие стать донором, вам предложат приехать в клинику. Там подробно расскажут о процедуре заготовки стволовых клеток.

Но перед этой процедурой нужно будет пройти полное медицинское обследование. Это сделает забор клеток максимально безопасным.

Сдать стволовые клетки Ну, а теперь самое главное — это заготовка стволовых клеток. Это можно сделать двумя способами, выбор будет за вами.

Во-первых, из тазовой кости. Делают это так: донору под наркозом делают прокол в тазовой кости и стерильным шприцем берут небольшую часть костного мозга. Эта операция длится около 30 минут. Однако после неё пару дней придётся провести в больнице.

Будет болеть, но обезболивающие таблетки легко с этим справятся.

Костный мозг полностью восстановится в срок от одной недели до одного месяца.

Фото: Павел Комаров, nsknews.info Во-вторых, стволовые клетки можно забрать из периферической, то есть венозной крови. Перед этим вам дадут препарат, который как бы выгонит кроветворные клетки из костного мозга в кровь.

Потом у вас возьмут кровь из вены на одной руке, она пройдёт через специальный прибор, который сепарирует клетки, и вернётся в вену на другой руке. Но это произойдёт не так быстро: в кресле придётся провести часов пять или шесть.

Но в это время можно будет читать, слушать музыку или смотреть телевизор. На полное восстановление стволовых клеток также потребуется от недели до месяца.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

#Здравоохранение #Медицина в городе #Здоровье #Инструкция Как уберечь домашнее животное от клеща 08:13, 18 мая 2021 Как согласовать вывеску на фасаде в Новосибирске 17:20, 30 мая 2021 Что делать, если обижают животных 08:13, 19 апреля 2021 Эмоциональное выгорание: что это такое и как с ним бороться 16:16, 16 апреля 2021 Что делать при пожаре до приезда спасателей 08:13, 28 апреля 2021 Самокат для «чайников»: с чего начать и куда нажимать, чтобы поехать 08:13, 12 мая 2021 Как уберечь ребёнка от падения из окна 16:05, 19 мая 2021 Что происходит Новосибирцев приглашают на фестиваль «Традициям быть» 9 минут назад Проект реконструкции Октябрьского моста отправили на госэкспертизу 22 минуты назад Вода в Обском море прогрелась почти до 20 градусов 33 минуты назад Бесплатный провоз велосипедов ввели в новосибирских электричках 33 минуты назад Рекордное количество первоклашек примут школы Новосибирска в 2021 году 34 минуты назад 40 КамАЗов грязи и мусора вывезли с улиц Новосибирска за сутки 38 минут назад Первый в России цифровой двойник автодорог создают в Новосибирске 40 минут назад Платную надувную горку установил во дворе дома предприимчивый бизнесмен 1 час назад Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 2 июня 1 час назад Урбан-виллы рядом со старым аэропортом в Новосибирске признали законными 1 час назад О самбистах слушайте в прямом эфире на Городской волне 1 час назад Показать ещё

У доноров костного мозга отрезают часть органа, а сама процедура донации очень опасна. На самом деле нет Разбираем мифы о донорстве костного мозга

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Трансплантацию костного мозга применяют для лечения лейкозов и других заболеваний уже .

Сегодня это очень распространенный и в некоторых случаях единственный способ лечения онкологических заболеваний крови. Тем не менее, многие люди плохо представляют себе, что такое костный мозг и как делается трансплантация. Донорство костного мозга окружено заблуждениями, страхами и домыслами.

MeduzaCare и пробуют развеять хотя бы некоторые из них.Костный мозг принципиально отличается от головного и спинного, хотя путаница в терминах действительно есть, особенно в русском языке. По-английски и по-латыни, например, головной мозг имеет отдельные названия: brain и cerebrum соответственно. Спинной мозг и костный мозг называют marrow (англ.) и medulla (лат.).

— это часть нервной системы, он в основном состоит из нервных клеток. Костный мозг — орган кроветворения, состоит из клеток крови, вернее из стволовых клеток, развивающихся в эритроциты, лейкоциты и тромбоциты.

Сформированные клетки крови в периферическую систему кровообращения, чтобы заменить собой те, чей жизненный цикл окончен.С возрастом во многих костях стволовые клетки жировой тканью, так называемым «желтым костным мозгом». У взрослого человека «красный костный мозг», продолжающий кроветворение и обеспечивающий организм все новыми клетками крови, в основном в тазовых костях, костях черепа, грудине, ребрах, позвонках и лопатках.

Для трансплантации его иглой . Или же при помощи специальных медикаментов выгоняют в периферическую систему кровообращения стволовые клетки и берут иглой из вены (без общей анестезии). Процедура длится . Чтобы костный мозг донора подошел реципиенту, достаточно совпадения определенных участков небольшого количества генов, которые при этом не отвечают за внешность.

Однако , что легче найти донора того же этноса или расы, что и реципиент, то есть в чем-то сходство все же может быть. При этом представителям малых народов может быть сложнее найти донора.В 2018 году для 12% российских пациентов, нуждавшихся в трансплантации костного мозга от неродственного донора, специалисты никого подходящего ни в российских регистрах, ни в регистрах других стран.

В подобных случаях проблема решается гаплоидентичной трансплантацией, то есть трансплантацией, при которой определенные генетические маркеры реципиента и донора как минимум наполовину. Для таких трансплантаций донорами нередко становятся, например, родители пациента или дети.Документальный фильм Юлии Варенцовой как раз рассказывает об израильском бортпроводнике Нире Циони, ставшим донором для мальчика из Сочи Сережи Сергеева. Причем трансплантацию пришлось сделать дважды и оба раза донором выступал именно Нир.

По словам профессора Алексея Масчана, в ряде случаев «доливать» стволовые клетки, повторные трансплантации тоже , и в мировой практике трансплантации костного мозга , что один человек становился донором для разных реципиентов.Такого рода донорство безопасным, и в подавляющем большинстве случаев последствия проходят в течение нескольких дней или недель.

При заборе костного мозга боль в спине либо в области таза, также может возникнуть усталость.

В может развиться серьезное осложнение, связанное с анестезией (например, сильные головные боли, отек легких) или с введением иглы (например, повреждение нерва).

При донации стволовых клеток из-за вводимого препарата нередко возникает мышечная боль или гриппоподобные симптомы.

появиться тошнота, проблемы со сном, слегка повышенная температура.Чтобы быть совсем честными, надо сказать, что единичные случаи смерти из-за донации костного мозга и стволовых клеток . Самой нашумевшей историей та, что произошла в 2020 году в Окружной клинике Бергена (штат Нью-Джерси, США): после месяца пребывания в коме умер донор Деррик Нельсон.

Во время обследования перед донацией выяснилось, что он носитель такого варианта гена, который в двойном экземпляре к развитию серповидноклеточной анемии. Но один такой ген приводит к развитию каких бы то ни было симптомов очень редко, и у Нельсона, судя по всему, их не было.

Также у донора апноэ сна, что тоже настораживало врачей. Однако процедуру решили провести.

Во время донации Нельсон и через несколько недель умер.

Он был похоронен как герой.Поиск и активация доноров костного мозга действительно стоит дорого. В российском регистре — в среднем .

В международном регистре — более одного миллиона рублей. В стоимость включаются поездка и пребывание донора в клинике, обследование, медицинское страхование, лекарственные препараты и расходные материалы, оплата труда медицинских работников и, наконец, транспортировка клеток туда, где будет проводиться пересадка.

Как правило, эти расходы оплачиваются при помощи спонсорских и благотворительных организаций (например, Фонд борьбы с лейкемией). Донор не получает ничего, кроме компенсации за проезд к месту донации и суточного содержания на время донации. При этом такие компенсации пока никак официально не регулируются: опубликован лишь поправок к федеральному закону, прописывающий условия для донора.

На сайте одного из крупнейших в мире регистров доноров костного мозга прямо , что донорство костного мозга безвозмездно: «Донор никогда не платит за донацию и не получает за нее вознаграждения.

<…> Единственными издержками донора может являться его отсутствие на работе». Этим правилом руководствуются регистры доноров костного мозга во всем мире. Помочь тем, кто лечится от онкологических заболеваний крови сейчас, можно .Василий Петров

  1. Напишите нам

Пробирка за углом

<>

28.09.2018

Теперь любой доброволец, решивший стать потенциальным донором костного мозга, может отправиться в ближайшее отделение «Инвитро» и бесплатно сдать кровь на анализ.

Образцы доставят для типирования в казанскую , созданную Русфондом и Казанским (Приволжским) федеральным университетом.

5 сентября Русфонд и «Инвитро» подписали .

«Инвитро» – крупнейшая в России частная медицинская компания, занимающаяся лабораторной диагностикой. Зачем «Инвитро» нужно участие в строительстве Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова, рассказывает заместитель генерального директора компании Виталина Левашова. – Попытки сотрудничества с Русфондом у нас были и раньше, – вспоминает Виталина Левашова.
– Попытки сотрудничества с Русфондом у нас были и раньше, – вспоминает Виталина Левашова.

– Русфонд проводил акции для привлечения потенциальных доноров в разных городах страны и время от времени подключал к этим акциям наши региональные медицинские офисы.

Но мы не до конца понимали, зачем мы нужны в этом процессе, в чем наша роль. То, что происходило в отдельных городах все эти годы, – разовые акции.

Кусочки пазла, по которым невозможно увидеть картину в целом.

Я вообще считаю, что для рождения подобных союзов должны сойтись звезды.

Нужные люди должны встретиться в нужном месте. И это случилось минувшим летом, когда я, член правления «Инвитро» Дмитрий Фадин и руководитель цифрового направления «Инвитро» Борис Зингерман встретились с генеральным директором Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Анной Андрюшкиной. На встрече стало понятно, что идея хорошая, правильная, но ее воплощение затруднено из-за того, что нет ресурсов.

Я не про финансы, а про технологии, логистику, обучение сотрудников на местах. Но мы увидели, что проект Русфонда – строительство Национального регистра – проект амбициозный, благородный, нужный. И поняли, что хотим в нем участвовать, никаких сомнений не осталось.

При лейкозе и других гематологических, онкологических и наследственных заболеваниях часто спасти больного можно только с помощью трансплантации кроветворных стволовых клеток – костного мозга. Сейчас найти неродственного донора, который совпадал бы с реципиентом по антигену тканевой совместимости хотя бы на 80%, крайне сложно – совпадение происходит в одном из 10 тыс. случаев. Для того чтобы повысить шансы больных на спасение, с 1974 года в мире создаются особые базы данных – регистры потенциальных доноров костного мозга.

В объединенном международном регистре потенциальных доноров (WMDA) числится более 32 млн человек. В России таких добровольцев только 84 тыс.

Русфонд с 2013 года пытается исправить ситуацию: вкладывает силы и ресурсы в строительство Национального регистра, проводит рекрутинг – организует акции для привлечения добровольцев в разных городах. Желающие стать донорами есть, их много, но взять образцы крови у людей, живущих в разных уголках страны, чрезвычайно трудно. – Мы действительно можем помочь, – объясняет Виталина Левашова.

– У нас около тысячи медицинских офисов, куда можно прийти сдать кровь. Задача в том, чтобы сделать процесс сдачи удобным для всех потенциальных доноров.

И сделать это для всех желающих по всей стране, не только в региональных центрах.

Почему доброволец, решивший стать потенциальным донором, но проживающий в маленьком городе или в деревне, должен чувствовать себя в худших условиях, чем москвич или казанец? Это неправильно, и больше так не будет. Кроме того, мы умеем быстро и, самое главное, сохранно доставлять биоматериал куда надо.

В нашей работе это часть системы качества лабораторной диагностики. Например, если система показывает, что за время транспортировки в температурном режиме был сбой, мы сознательно отказываемся от проведения диагностики.

Предпочитаем извиниться перед пациентом и попросить его сдать анализ повторно.

Объясняем, что это в его интересах. В противном случае мы уже не смогли бы гарантировать правильность результата, а на этом стоит наша работа.

Такой же подход мы предлагаем Русфонду. Как рассказала Виталина Владимировна, есть и другие задачи, которые «Инвитро» ставит перед собой в партнерстве с Русфондом. Например, подготовка сотрудников лабораторий для общения с потенциальными донорами.

Задача нетривиальная: надо обучить специфике процесса почти 10 тыс. человек. Иллюстрируя возможные проблемы, госпожа Левашова приводит два примера. Скажем, по утрам в офисах «Инвитро» бывают очереди.

Хотя анализы принимают в течение всего дня, люди приходят утром, потому что им удобнее забежать сюда перед работой.

Кроме того, многие анализы надо сдавать натощак. Что же делать сотрудникам офиса, если к ним приходит доброволец, желающий стать донором костного мозга? Заставлять его стоять в общей очереди некрасиво по отношению к высокой идее донорства, считает Виталина Владимировна.

Принимать без очереди? Нехорошо по отношению к остальным посетителям.

Сложный морально-этический вопрос предстоит решить специалистам по работе с персоналом, зато для будущих доноров рекомендации уже готовы: лучше просто приходить после полудня, когда им точно смогут уделить внимание и народу будет поменьше.

Тем более сдавать кровь на типирование можно и не натощак.

Другой пример. Сдавая кровь на типирование, потенциальный донор должен заполнить анкету и расписаться в графе «Согласен стать донором костного мозга». Если анкета будет заполнена неправильно – с ошибкой в контактных данных, или без подписи, или окажется, что человек перенес тяжелое заболевание, не позволяющее ему быть донором, – благородный порыв пропадет впустую.

А это, считает госпожа Левашова, недопустимо. Вот почему линейные сотрудники офисов должны научиться помогать потенциальным донорам заполнять анкету, а также правильно контролировать результат.

– У любой большой системы есть такие недостатки, как инертность и неповоротливость, – поясняет Виталина Владимировна.

– Поэтому у нас действует очень серьезная система обучения сотрудников. Это и видеолекции, и тексты, и графические уроки, и обучающая мультипликация, и система контроля, благодаря которой мы знаем, сколько времени каждый сотрудник провел в обучающей программе, насколько активно ею пользовался, насколько усвоил материал. Каждый наш сотрудник должен постоянно учиться, от руководителей до линейного медперсонала, – это философия «Инвитро».

Обучающие программы охватывают и последние достижения в медицине и диагностике, учат правильно общаться с клиентами, учат пациентоориентированности, клиентоцентричности – сейчас много разных терминов.

Более того, мы стараемся сделать так, чтобы наши сотрудники не просто были в курсе достижений, а чтобы они хотели быть в курсе.

Мы стремимся к тому, чтобы в «Инвитро» работали люди, которые понимали бы, что именно мы делаем, и сами хотели бы этим заниматься. Виталина Владимировна надеется, что абсолютное большинство сотрудников компании поймут и примут важность идеи донорства костного мозга. Хотелось бы, чтобы мысли о милосердии и жертвенности нашли отклик и у посетителей офисов «Инвитро».

Хотелось бы, чтобы мысли о милосердии и жертвенности нашли отклик и у посетителей офисов «Инвитро».

Госпожа Левашова подчеркивает, что у компании большой опыт совместных социальных акций, призванных обратить внимание на ту или иную проблему.

Скажем, в партнерстве с Johnson&Johnson «Инвитро» осуществила проект, в котором около полумиллиона человек смогли бесплатно пройти обследование на уровень глюкозы в крови.

Таким образом компания привлекала внимание общественности к проблеме роста заболеваемости сахарным диабетом.

В «Инвитро» очень серьезно относятся и к социальной ответственности бизнеса, и к благотворительности, говорит Виталина Левашова.

Любой большой медицинский бизнес, у которого много клиентов, должен участвовать в подобных проектах – ведь речь идет о здоровье и жизни общества, в котором бизнес функционирует.

– Я считаю, что для нас главное даже не взятие и транспортировка образцов, – продолжает Виталина Владимировна, – мы должны озаботиться квалифицированным распространением информации о Национальном регистре. Когда мы осуществляем качественную лабораторную диагностику, мы позволяем людям сохранять здоровье – с помощью профилактических обследований вовремя обнаружить заболевание и, таким образом, вовремя принять меры. Теперь, когда мы помогаем строить Регистр, мы помогаем спасать жизни.

Мы хотим, чтобы участие в проекте Русфонда стало для наших сотрудников не только одной из профессиональных задач, но и дополнительным поводом гордиться своей работой. Они будут делать важное, благородное и очень нужное дело. Дело, о котором они расскажут в кругу друзей и родственников, и в результате, если информация будет распространяться в геометрической прогрессии, не только наши сотрудники, но и сотни тысяч человек смогут узнать о проблеме донорства костного мозга и, возможно, сами станут потенциальными донорами.

Проект стартовал – теперь все в наших руках.

Ты мне подходишь

Татьяна Бутусова из Нижнего Новгорода проживает вторую жизнь. Первую она почти потеряла из-за острого миелобластного лейкоза.

Когда в 2014 году Татьяне сказали — чтобы выжить, ей нужен донор костного мозга, она испугалась.

Она знала, что шансов найти в России такого донора очень мало.

А чтобы искать за границей, надо много денег, которых нет. А у нее маленькая дочь. Татьяна обратилась в фонды и ко всем знакомым. Фонды и знакомые собрали 20 тысяч евро.

И нашли донора в Германии. Татьяне было очень плохо, но она успела.

Донор из Германии, человек, которого она никогда не видела даже на фото, подарил ей еще одну жизнь. И она до сих пор не может поверить, что живет, и что все хорошо. В два часа дня в Нижнем Новгороде в лаборатории «Гемохелп» часто хлопает дверь.

Обычно здесь спокойнее, но сегодня особенный день — каждый желающий может прийти и сдать кровь на типирование, чтобы в будущем стать донором костного мозга.

Десять лет назад в Карелии во время стандартной процедуры сдачи крови на плазму меня спросили, не хочу ли я стать еще и донором костного мозга? Вкратце объяснив, что это такое.

Я согласилась. А потом какое-то время ждала звонка. А потом перестала ждать. А потом прошли годы, я поменяла номера телефонов, уехала жить в другой регион и совсем забыла, что я — потенциальный донор костного мозга.

Собственно, ничего толкового об этой процедуре я тогда так и не узнала.

Я не одна такая невежда. Про донорство костного мозга в России знают немногие. Мало информации, много мифов и страхов. Вот и сейчас на пороге лаборатории в Нижнем Новгороде неуверенно топчутся две студентки.

— Вы на типирование? — Да. А это больно? А когда я стану уже донором? А что со мной будет? Говорят, это опасно, что протыкают кости в спине, повреждают спинной мозг…

Волонтер Анна Андреева весь день принимает анкеты потенциальных доноровФото: Андрей Теребилов Для того, чтобы больше людей узнали о донорстве костного мозга, нижегородский благотворительный фонд НОНЦ при поддержке Фонда AdVita не первый год проводит массовую акцию по сдаче крови на типирование.

«Типирование — не больно, просто из вены берут кровь.

Сдавать костный мозг тоже не больно. Ничего не будет. Не опасно. Костный мозг — это жидкая субстанция внутри костей, спинной мозг не при чем. Донором, может, и не станете.

Совпадения может не произойти», — отвечают на вопросы волонтеры.

Студентки кивают, они все поняли. На пороге появляются другие. Молодая круглолицая девушка и худой высокий парень громко рассказывают, зачем пришли. — Мы вообще с другом хотели просто кровь сдать.

Ну, донорами стать. Но кровь никому не нужна, так что мы решили сдавать костный мозг! — Как так — не нужна? — Ну вот, звоним на станцию, нам говорят: «Потребности в крови нет».

Ну, мы сюда. Нет же разницы, как сдавать? Разница есть. Способов забора стволовых клеток у донора два: можно пожертвовать некоторое количество костного мозга — тогда под наркозом производится прокол тазовой кости.

Полчаса — и готово. А второй способ — сдать стволовые клетки из периферической крови. В этом случае донор принимает специальный препарат, который выгоняет стволовые клетки из костного мозга в кровь.

А потом сдает кровь. В течение пяти часов кровь из вены на одной руке проходит через специальный прибор для сепарации гемопоэтических стволовых клеток и возвращается в кровяное русло через вену на другой руке.

Долго, зато без наркоза. «Стать донором костного мозга не так просто, как донором крови, — объясняет волонтер Анна.

— Вероятность того, что ваш генотип совпадет с генотипом донора — один к десяти тысячам. Если вы родственник — шансов больше.

Можно всю жизнь прожить в ожидании звонка с сообщением: «Вы подошли!» — но так и не дождаться.

За время акции кровь на типирование сдали 1280 человек. Столько пробирок Анна повезла на машине в Санкт-Петербург, в лаборатории НИИ ДОГиТ имени ГорбачевойФото: Андрей Теребилов «Самая большая проблема в том, что в российском регистре очень мало потенциальных доноров, всего 65050 человек, — поясняет один из организаторов акции Николай Коровин.

— Для сравнения: в Америке около десяти миллионов человек, а в Германии — семь миллионов.

Очень мала вероятность того, что пациент, которому нужен донор костного мозга (а это всегда срочно), найдет донора в России. С момента основания национального регистра доноров в России была проведена всего 141 неродственная трансплантация костного мозга. А для человека с онкологией или аутоиммунным заболеванием трансплантация — чаще всего последний шанс, чтобы выжить».

А для человека с онкологией или аутоиммунным заболеванием трансплантация — чаще всего последний шанс, чтобы выжить».

Поскольку найти донора в нашей стране сегодня шансов не много, приходится искать в международном регистре.

Для сравнения: в российском регистре поиск донора стоит 150-300 тысяч рублей, а в зарубежных — 18 тысяч евро. Государство такой поиск не оплачивает, оплачивают фонды. — И каждый раз это срочный и сложный сбор денег, — объясняет Николай.

— И пока он идет, больному становится с каждым днем хуже. Поэтому мы так стараемся привлекать как можно больше доноров, рассказывая о донорстве костного мозга всеми возможными способами. Аня, вот, скоро едет в Якутию проводить акцию.

— Да, — откликается Аня. — В Якутии, представляете, вообще доноров костного мозга нет. И вот мы выиграли грант на то, чтобы рассказать там людям о донорстве и взять кровь на типирование. Между тем в Нижнем люди идут и идут в лабораторию.

Вот уже в коридоре некуда сесть — народ стоит в очереди. Среди студентов — молодая женщина с ребенком.

Говорит, раньше вообще о донорстве не думала.

А как родила, стала иначе смотреть на вещи. «Теперь как-то задумываешься, а если беда с ребенком какая, это же так страшно… И если я могу помочь кому-то победить болезнь, надо это делать.

Ситуация у нас в стране ужасная.

База данных такая, что найти донора шансов очень мало… А вдруг я кому-то подойду?» Женщина мнется, а потом продолжает: «Если честно, я боюсь.

Не повредит ли это мне? Мама как узнала, куда я иду, сразу распереживалась:

«Ты что, тебе будут там в позвоночник тыкать, останешься инвалидом!»

Но я изучила все, поняла, что инвалидом не стану. Для меня это просто процедура, а для кого-то целая жизнь. Если позвонят, постараюсь не испугаться и не отказаться».

Брошюры о донорстве костного мозгаФото: Андрей Теребилов Все волонтеры, дежурящие сегодня — потенциальные доноры костного мозга. Все прошли типирование в разные годы. Все ждут своего часа. И никому еще не позвонили.

Волонтер Ольга, молодая журналистка, рассказывает, что стала донором, потому что понимает, как это важно.

Ее подруга пережила трансплантацию костного мозга.

«Она была в плохом состоянии, и ей нашли донора в немецком регистре. Все прошло хорошо, костный мозг прижился.

А через два года она встретилась со своим донором. Я присутствовала при этой встрече.

Это был такой трепетный момент, когда они обнялись! Стоят рядом, одна блондинка, другая брюнетка, одна с карими глазами, другая с голубыми… Разные, но при этом кажется, что они самые близкие родственники на земле».

Николай Коровин тоже очень ждет звонка. Из-за возраста (донором можно быть до 55 лет) у него не много времени, а быть полезным очень хочется. Если он кому-то подойдет, сдаст костный мозг, не раздумывая.

«Мне показано удаление желчного пузыря, а я не иду на это, потому что опасаюсь общего наркоза. Это же вредно. Но ради того, чтобы спасти чью-то жизнь, я готов лечь под наркоз и отдать костный мозг. Не представляю, как скажу «нет», если мне позвонят».

Я возвращаюсь домой из Нижнего и пишу письмо в карельский регистр доноров костного мозга. «Есть ли я в вашем регистре?» Переживаю: а вдруг за эти годы я могла оказаться полезной, стать донором, а меня потеряли. Десять лет в никуда… Скоро приходит ответ: «Да, вы находитесь в базе данных».

Выдыхаю и считаю, сколько мне осталось до 55.

Может, еще повезет.

Николай Коровин и Ирина Жирнова (фонд НОНЦ, вторая слева) с командой волонтеров и активистовФото: из личного архива В это же время за тысячу километров от меня Татьяна Бутусова пишет письмо своему донору из Германии. Татьяна не знает, как донор выглядит, это ее первая попытка связаться с человеком, отдавшим ей часть себя.

Она очень волнуется, но написать важно. «Я отправлю ему наше с дочкой фото. Пусть посмотрит, какие мы, как мы улыбаемся благодаря ему.

Я хочу, чтобы он знал, как сильно мы ему благодарны за нашу жизнь». За время акции в Нижегородской области сдали кровь на типирование 1280 человек. Это больше, чем в прошлом году.

Волонтер Аня упаковала пробирки и отвезла их на машине в Санкт-Петербург, в лаборатории НИИ ДОГиТ имени Горбачевой. Это единственная в России клиника, где делают все виды пересадок костного мозга для взрослых и детей. Там кровь протипируют, и люди пополнят российский регистр доноров… неизвестно, когда.

Между тем, как человек сдает кровь на типирование, и тем, как он становится донором — долгие месяцы и круглые суммы. Типирование, как и сама процедура трансплантации, как бесчисленные анализы и исследования, стоит дорого. А лаборатории лишены системного финансирования от государства.

Мы можем сдавать кровь, решаться стать донором, можем подходить человеку, мы могли бы спасти его прямо сейчас, но без денег ни типирование, ни трансплантация (до и после операции нужно огромное количество лабораторных исследований) невозможны. Фонд «Нужна помощь» вместе с фондом AdVita собирает средства для работы шести лабораторий НИИ имени Р.М. Горбачевой в Санкт-Петербурге.

Чтобы все работало, и как можно больше людей могли жить.

Обсуждения
Ответственность учащихся за ненормативную лексику

Нецензурная брань в школе какая ответственность Содержание...

Комментариев  0
Заявление инвалида об отказе от ипр образец

Заявление об отказе работника, являющегося инвалидом, от...

Комментариев  0
Сколько стоит поставить машину на учет в гаи 2021 березники

Оглавление:Постановка на учёт автомобиля в ГАИ в Березнике в 2021...

Комментариев  0

Консультация юриста

Информация

top